Теперь все статьи журнала в электронном виде на нашем сайте.
Беременность и Роды
Все о детях
Раннее развитие
Здоровье малыша
Детское Питание
Психология
Разное
Реклама

Почему полигамия у мужчин - это нормально, а у женщин - кошмар?!

23.9.2013

В прямом эфире радио КП солист группы Scotch Иван Табунщиков, танцовщица из клуба Dolls Варвара, ведущие Стас Бабицкий и Татьяна Токарева обсуждают, в каком возрасте нужно прекращать гулять и остепениться.

Бабицкий:

– Мы решили поговорить про отношения мужчин и женщин. Стас Бабицкий в студии. А также Татьяна Токарева. Сегодня у нас в гостях прекрасный артист, хореограф и солист группы Scotch Иван Табунщиков.

Мы все в жизни суетимся. Мы как Мишки Гамми. Только бывают «поли-Гамми» и «моно-Гамми». Те люди, которые выбирают себе одного партнера на всю жизнь и живут с ним хорошо, долго и счастливо. Иногда умирают в один день.

Токарева:

– Это – моногамы.

Бабицкий:

– И те, кто просто как перчатки меняет, каждый день новая девушка. Тоже живут не тужат. Хочется разобраться, зачем мы мечемся из крайности в крайность? Иван, главный вопрос: в твоей жизни как бывает?

Табунщиков:

– Если честно?

Бабицкий:

– Честно!

Табунщиков:

– Клянусь на «Космополитен»… Сейчас у меня период моногамии. Мне в этом смысле комфортно. Раньше, когда я часто выступал в клубах, амбиции лезли из всех щелей, дымилось и все остальное, тогда да, я похаживал налево-направо.

Бабицкий:

– Почему вдруг изменился? Думаю, встретил идеальную женщину?

Табунщиков:

– Скорее всего, это на первом месте. А на втором – возраст сказывается. Мне 30 лет. Та бурная молодость, юношество немного повлияло на мои взгляды.

Бабицкий:

– Мой дядя недавно отметил 65-летие. Как он говорит, при помощи нехитрой фармацевтики можно продлять себе молодость. Усталость накопилась, чувствую. Неужели реально можно к 30 годам устать от клубов, коктейлей, тусовок до утра?

Табунщиков:

– Паузы необходимо брать. Может быть, в моей жизни сейчас такая пауза. Я реально устал, и в клубах меня сейчас не торкает. Я не хочу напиться и колбаситься возле колонки. Причем я делаю это вполне качественно. На это, собственно, и клевали девушки разного поведения, не обязательно легкого. И серьезные дамы у меня встречались. Для них это тоже было впервые – секс на одну ночь.

Токарева:

– Может, в клубах не те девушки, чтобы цепляло и торкало?

Табунщиков:

– В клубы ходят достаточно разные девчонки. Бывает такое, что встретишься с девушкой, разговоришься, она первый раз пришла, подруги ее затащили за уши.

Бабицкий:

– Она сама в шоке.

Табунщиков:

– А потом утром выходит из душа и говорит: блин, я вообще от себя не ожидала. Извини, все забыли. До свидания.

Бабицкий:

– Секс на одну ночь – по инициативе в основном твоей или девушек происходило?

Табунщиков:

– 50 на 50. Бывало такое, что подходит красивая девушка, с умным выражением лица и говорит: «Я тебя хочу, поехали к тебе или ко мне». Я никогда сломя голову не рвался. Мы садились, пили чай или кофе, общались. Я понимал, что мне человек приятен. И тогда я мог поехать, продолжить. Иногда у нее проходило желание. Есть отношение к картинке, когда человек секс танцует на сцене. А в жизни она видит, что со мной можно пообщаться, со мной реально провести время и просто так, на уровне интеллекта. И уже желание буйное, страстное, животное отпадает.

Токарева:

– Тебе больше нравится, когда девушка доступна? Или когда ее нужно завоевывать – покупать коктейли?

Табунщиков:

– Я не знаю девушек, которых можно завоевать коктейльчиком.

Бабицкий:

– Инстинкт охотника живет в каждом мужчине.

Табунщиков:

– Должен быть. Как так, когда дичь сама к тебе идет! Я вообще людей сравниваю с животными во многих отношениях. Мы – животные.

Токарева:

– Какое ты животное?

Табунщиков:

– Может быть, кот.

Бабицкий:

– К нам дозвонился Константин.

Константин:

– Здравствуйте, уважаемые господа. Я из Владимира. Хочу заострить ваше внимание на очень беззубую цензуру в вашей газете «Комсомольская правда». Хорошо выступил заместитель главного редактора.

Бабицкий:

– Давайте ближе к телу.

Константин:

– Молодость есть молодость, этого никто не оспаривает. А так я предлагаю, чтобы одна была на всю оставшуюся жизнь.

Бабицкий:

– В каком возрасте нужно прекращать гулять и остепениться?

Константин:

– Тридцать лет – это здорово. Иван будет счастлив.

Бабицкий:

– Если вдруг не получается остановиться на одной? Когда отношения не на одну ночь, когда это затяжной роман, что может стать причиной разрыва?

Табунщиков:

– Усталость друг от друга. Когда люди встречаются, идет обмен интересами, коннект. И они идут на компромиссы автоматом. Прощаются разбросанные носки, не вытер зубную пасту на раковине. Когда эмоциональный пласт прошел, уже начинает обращать внимание на мелочи. Кто-то продолжает искать компромиссы, а кто-то рукой по столу. И такая усталость, друг друга пилят. В конце концов это служит основным разрывом.

Токарева:

– Романтические отношения свойственны людям, которым до 20 лет. Все проходили через романтические прогулки.

Бабицкий:

– От 20 до 30 у нас период всяческой полигамии. Делай что хочешь. А после 30 мы остепенимся. Разве это нормально? Представь, что ты выбираешь себе партнера. Нужно выбрать того, кто после 30, потому что он уже вроде как остепенился. И вдруг ты понимаешь: нет, конкретно этот не остепенился.

Токарева:

– Тогда нужно дать ему свободу и освободить его от своего общества. Пусть он дальше гуляет. Когда нагуляется, пусть приходит. Я за то, что если ты хочешь серьезных отношений, тогда будь с человеком откровенно честным и встречайся с ним, не изменяя и не ходя туда-сюда. Я такой человек, что мне не очень интересны легкие отношения на месяц, на два. Я за серьезность. Мужчины проще относятся к отношениям с женщинами. А женщина эмоционально привязывается. Если я привяжусь к человеку за одну ночь, то потом придется расстаться, это ранит меня.

Табунщиков:

– А как узнать, что этот человек с тобой на месяц-два или на год?

Бабицкий:

– Он же не говорит: я с тобой на месяц, а потом разбежимся. Он говорит: я тебе Луну с неба достану.

Токарева:

– Нужно меньше слушать и смотреть в суть. Я сужу не по разговорам, а по поступкам.

Табунщиков:

– Когда химия играет в крови, какой тут слушать? Закрываешь глаза на разбросанные носки.

Токарева:

– Формулу любви еще не вывели. Еще не факт, что это химия.

Бабицкий:

– У нас на связи Григорий. Моногамию или полигамию?

Григорий:

– Я пока за второй вариант – за полигамию.

Бабицкий:

– То есть у вас много подружек.

Токарева:

– Ты подружек подразумеваешь в качестве друзей или тех, с кем есть секс?

Бабицкий:

– После 20 лет я никогда не подразумевал под словом «подружка» кого-то, с кем нет секса. Только так.

Иван:

– Я из Москвы. К сожалению, в наше время молодежь стала разбалована. Девушек интересуют деньги, машины крутые, отношения. А как быть обычным молодым людям, которые хотят создать семью, родить детей, быть счастливы вместе? Тут просто ужас творится.

Бабицкий:

– Мне кажется, что девушки разные. Просто где вы их ищете. Если вы пойдете в ночной клуб, понятно, что там много этих голд-диггерш – охотниц за богатыми. А если вы пойдете в библиотеку имени Ленина, вы их там точно не найдете.

Табунщиков:

– Если вы пойдете в ночной клуб Урюпинска, там тоже этих дам вы не найдете.

Токарева:

– Гуляйте в парках больше. Там потрясающие девчонки катаются на роликах, спортивные, добрые.

Бабицкий:

– С другой стороны, в словах Ивана есть истина по поводу избалованности и капризности. Мы прекрасно понимаем, что в советское время нашим мамам и папам было просто: пойдем в кино, в субботу, на дневной сеанс. После кино поедим мороженого, подержимся за ручку, поглядим на набережную, и все хорошо. И они уже дружат, они уже вместе. А сейчас кино, мороженое и набережная, наверное, не пройдут.

Токарева:

– А кто балует девушек?

Бабицкий:

– «А ты не на «Бентли»?» – спросит она.

Токарева:

– Мужчины первоначально провоцируют девушку и балуют ее.

Табунщиков:

– Я бы сказал, это индустрия в целом. Весь мир сейчас катится туда, где вот это движение и происходит. Это соцсети, доступность. Человек на другом конце земли. Это стирает грани. Раньше люди жили и не знали, как у людей в соседнем доме идет жизнь. А теперь все можно посмотреть на определенных сайтах. Я лет в 14 узнал, что нормально, что левое яичко у мужчин висит ниже, чем правое. А сейчас с этим проще.

Бабицкий:

– Так называемая разнузданность в сетях, наверное, должна предупреждать, чтобы девушки и юноши были более осторожными в реальной жизни. Но почему-то это не происходит.

Табунщиков:

– Это любопытство.

Алан:

– Выскажу очень консервативный взгляд. Я по роду деятельности знакомился с документами, во время Отечественной войны, когда советских женщин угоняли на работу в Германию, был медосмотр немецкими гинекологами. Они были просто поражены количеству девственниц. Те стандарты поведенческие в сексуальном плане работали. Сама жизнь сексуальная в том обществе не рассматривалась вне брака. Это было очень важно и для женщин, и для мужчин.

Бабицкий:

– В какой момент произошло то, что мы сейчас называем сексуальной революцией, разнузданностью?

Алан:

– К сожалению, уже избитая формулировка – влияние Запада.

Токарева:

– Вы за то, чтобы не было секса до свадьбы?

Алан:

– Вы очень примитивно ставите вопрос. Конечно, нет. Существует огромное количество поведенческих схем, которые предполагают сексуальное спокойствие у молодежи. Без этих гормональных всплесков, без отсутствия стандартов. То, что сейчас творится, добром не закончится. Это отклонения психические.

Бабицкий:

– Мы же не знаем, к чему это все приведет. Когда в середине 80-х вдруг появился СПИД, была угроза, что это выкосит половину мира, тогда реально люди задумались и стали осторожнее относиться к идее, что давайте мы сегодня с одной, завтра с другой. Мало ли что! – говорили мы себе. А сейчас говорят: сейчас все лечится, да ладно. Давайте мы еще раз… Страшилки нужны. Показывать почаще пропагандистские фильмы про венерические заболевания. Как это больно и неприятно. И тогда многие задумаются.

Токарева:

– На пачках сигарет пишут, что это вредит здоровью. Но при этом число курильщиков не убавилось.

Табунщиков:

– Запретный плод сладок. Пока не испытаешь это на себе, даже простой поход к хирургу…

Бабицкий:

– По легенде, Фредди Меркьюри в свои кожаные штаны засовывал баночку пепси-колы, чтобы совсем уж было хорошо. У вас есть какие-то примочки?

Табунщиков:

– Я этой истории не знал. Надо взять на заметку. Но это действительно работает.

Токарева:

– В наше время в видеоклипах чересчур много секса, вульгарности, девушки полураздетые. Иван, что в ваших клипах преобладает?

Табунщиков:

– Мы ставим на девушек. Много красивых девчонок. Одна героиня должна быть в любом случае. Лирический герой – абстрактно-понятный. Отсюда и получается продукт.

Токарева:

– Фанатки очень любят мальчиков из бой-бэндов. Что случается, когда милая фанатка находит тебя через месяц-два и говорит, что она либо ждет ребенка, либо родила, что делать?

Табунщиков:

– Я не сталкивался с таким в жизни.

Токарев:

– Такое часто происходит в шоу-бизнесе?

Табунщиков:

– Шоу-бизнес – коварная штука. Если человек известный, к нему легко подступиться. Коварство женщин не имеет границ. Есть истории, когда и презервативы забирали из номеров, с этим бежали и впрыскивали себе. И пожалуйста, вот вам ребенок от звезды. Но просто звезда звезде рознь. Если брать масштабы Фредди Меркьюри, там есть чем рисковать. На месте этих звезд я бы лично не стал вот так попадать…

Бабицкий:

– Нет ощущения, когда подходит девушка, что она алчная и стерва? Даже если она не забеременела, начинаются звонки со словами: дай денег.

Токарева:

– Это вымогательство и манипуляция.

Бабицкий:

– Рад, что ты знаешь это слово.

Табунщиков:

– Я доверяю своей интуиции. Если одно место при этом дает сигналы, как говорится, попой чувствую, то я ретируюсь. А вообще я с таким не сталкивался. Возможно, есть кармическая составляющая. Я сам по себе позитивный человек. Привлекаю к себе позитивных в основном. Я не ищу конфликтов. Я стараюсь избегать таких проблем. Бывали случаи, когда девушки под окнами палками по решетке стучали. Я жил на первом этаже. И было понятно, что им надо. Но это единичный случай.

Токарева:

– Это еще один плюс в пользу моногамии. Когда у человека постоянная партнерша, он не парится по поводу того, что возникнут какие-то дети, придется кому-то платить алименты. Да и заболевания – большой риск.

Табунщиков:

– Откуда мы знаем, что у моногамной пары все хорошо в сексе? Может, у них секс раз в год.

Токарева:

– Если они счастливы с этим сексом раз в год, стоит ли их осуждать?

Табунщиков:

– Откуда мы знаем, что они счастливы?

Сергей:

– В наше время очень размыто понятие нравственности. Потеряны рамки приличий. Даже в постсоветские времена было боязно прилюдно поцеловать девушку. А сейчас это в порядке вещей. И стало уже нормой. Я за моногамные отношения. Мне кажется, то, что сейчас происходит…

Бабицкий:

– Девушки стали более развратные, доступные. Наверное, есть товар, есть купец. Если бы нас это ужасало…

Сергей:

– Искусство жриц любви – древнее искусство. Но то, что творится сейчас, секс-индустрия настолько вошла в нашу жизнь, потерялись рамки приличий, нет ограничений. Зачем девушка пойдет работать за ткацкий станок, когда можно пойти в секс-индустрию, зарабатывать большие деньги.

Токарева:

– Она туда пойдет не от большого ума.

Сергей:

– Конечно. Это воспитание.

Бабицкий:

– Будем надеяться, что ваши слова услышат те, кто воспитывает молодых девочек и юных мальчиков. От родителей все зависит. Если мы будем правильные мысли детям в голову вкладывать, они никогда не пойдут танцевать стриптиз.

Токарева:

– Если у тебя есть любовница, это определенный статус.

Бабицкий:

– Я не согласен. Если есть любовница и про нее знают – это определенный статус.

Токарева:

– Минус полигамии заключается еще в том, что это довольно затратно. Постоянной девушке нужно дарить подарки. Любовнице – тоже.

Табунщиков:

– Обычно в это время уже не дарят своей девушке, дарят любовнице подарки.

Токарева:

– Нужно запомнить, когда день рождения у мамы жены, плюс…

Бабицкий:

– Все девушки говорят: ты маму завтра поздравить не забудь. Ты страшно далека от народа. Ты рассуждаешь, исходя из книжных позиций. В жизни все по-другому. Если забудешь поздравить маму с ее днем рождения, или даже ее саму, ты пожнешь бурю, но это потом можно быстро загладить.

Токарева:

– Можно ли считать изменой виртуальный секс?

Табунщиков:

– Так изменял, но в мыслях – никогда!

Бабицкий:

– Все, что вы пишете друг другу, это всегда можно сказать… Даже если жена застукала тебя с любовницей в обнимку, ты говоришь: да, целовались, обнимались, но секса не было. Все равно можно простить. Но если секс был – все, тут уже 50 на 50, что не простит.

Роман:

– Вы действительно далеки от народа. Вы не путайте шоу-бизнес, журналистов и прочих политиков. Они далеки. Про разнузданность – это слишком сильно. Люди заняты работой, выживанием, хорошей едой. А уж что касается соцсетей, смотря какие сети. В Одноклассниках ничего, кроме кошечек и розочек, вы не увидите. А в других сетях от имени развратной женщины всегда пишут жирные волосатые мужики.

Бабицкий:

– Вы за моногамные отношения?

Роман:

– Да, разумеется.

Бабицкий:

– Сколько лет вы живете в браке?

Роман:

– Пять лет в официальном браке, семь лет всего.

Бабицкий:

– И пока не устали, не надоело, не тянет на сторону?

Роман:

– Ничего нового я на стороне не найду. И не знаю, что там ищут другие.

Бабицкий:

– Вы – философ. Роман задумывается: пойти на сторону? А зачем? А если сторона приходит к тебе, обнимает тебя и коготками пробегает по твоей спине, тут уже не до мыслей о том, что там нового можно найти. SMS от Карины для Ивана: «Иван, если вы часто меняете партнерш, вы, наверное, сам не ревнивый?»

Табунщиков:

– Я поправлю. Я сейчас не часто меняю партнерш. Прошел тот период. Но я на самом деле ревнивый тип. Хотя я не бью посуду, не стучу ногами по полу, не наношу телесные повреждения девушкам, но внутри я закипаю, горю, взрываюсь. Я – творческая личность, я достаточно темпераментный. У меня есть понятие ревности по любому поводу. звонок среди ночи, даже по работе, он меня взбудоражит.

Токарева:

– Ревность – это ведь неуверенность в себе.

Табунщиков:

– Возможно. Возможно, неуверенность в себе и подтолкнула меня идти на сцену, чтобы самоутвердиться. Почему бы и нет? Я выхожу на сцену, я такой, какой есть, меня воспринимают люди. И это дает мне энергию. Возможно, я поэтому и выгляжу моложе своих лиц.

Бабицкий:

– А мы думали, что он, как все вампиры в шоу-бизнесе, пьет кровь молоденьких девушек.

Игорь:

– Много слышу тут различных слушателей. Они начинают не в тему. Вы конкретно поставили вопрос. Хочу конкретно рассказать. В свое время, еще в советские времена, у меня был друг. У нас постоянно после института трижды в неделю был поход в бар, в ресторан. Мы нормально проводили время. И у нас было вроде как соревнование даже, кто больше познакомится с девушками. Кто больше склеит их душами и телами. Это было нормально. Но не все это могут. Некоторые в силу характера, в силу возможностей, скромное поведение, воспитание, они не могли этим заниматься. Были парни закомплексованные, с другим подходом. А у нас это довольно здорово получалось.

Токарева:

– Вы считаете, что если мужчина полигамен, то большое количество партнерш повышает его самооценку и самоуверенность?

Игорь:

– Да, я так считаю.

Бабицкий:

– Игорь честно признался, что гулял и гулял. И правильно делал. Пришло сообщение от Марии: Иван, сколько у вас было женщин?

Табунщиков:

– «Если я скажу честно, то мы поссоримся. А врать я не хочу» – цитата из «Камеди».

Михаил:

– Я с течением времени за моногамных.

Бабицкий:

– Устали?

Михаил:

– Переиграл. Хотя моя профессия подразумевает беспорядочные связи. Я – дальнобойщик.

Бабицкий:

– Почувствовали облегчение, когда перестали этим заниматься?

Михаил:

– Не то чтобы я так сильно активно занимался. Со временем просто устал. Уже ответственность перед детьми, перед женой. Не хочется уже вот этого искать. Нового не найдешь ничего, только проблемы на свою голову.

Токарева:

– Вы уверены в том, что ваша жена вам не изменяет?

Михаил:

– Как тут можно быть уверенным? Но я пока не увижу, значит этого нет.

Токарева:

– Вы простите измену?

Михаил:

– Не знаю. У нас двое детей. Нам придется как-то это решать. Вряд ли она пойдет вразнос. Не хотелось бы прощать, но все-таки, наверное, придется.

Бабицкий:

– Мы вам пожелаем, чтобы у вас никогда не было повода что-то прощать или не прощать. Супруга вам будет верна.

Виктор:

– У меня была, мы с ней развелись. Она изменяла мне. Мы знакомы лет семь были. У нас ребенок с ней.

Бабицкий:

– А почему так получилось?

Виктор:

– Все было нормально. Последнее время чего-то она нашла себе парня и начала с ним встречаться.

Бабицкий:

– Не расстраивайтесь. Надеемся, что вы сможете решить эту сложную ситуацию. Наш проект призван помогать решать сложные проблемы. Иван, что же нужно делать, чтобы не быть полигамными, моногамными и так далее?

Табунщиков:

– Нужно делать то, что вам нравится и не мешает другим. Это основной тезис, который я получил от своего отчима. Он мне во многом помогает. По молодости можно кутить, веселиться, но не забывайте, вам растить детей. Поэтому будьте умней.

 

Бабицкий:

– Смотри, а если вдруг ты любишь человека, а он тебе не очень так дорог… То есть, он тебе дорог с точки зрения, допустим, того, что он хороший человек, он тебя обеспечивает. Но для секса ты себе ищешь еще одного человека. А для того, чтобы идти с ним в кино или по магазинам – третьего человека. То есть, собираешь идеальный образ мужчины из большого количества самцов.

Токарева:

– Да, такое бывает… Извини, но девушка любит или не любит?

Бабицкий:

– Извини, это тебе решать, если у тебя такое бывает.

Токарева:

– Нет, если мы сейчас говорим о настоящих чувствах, тогда не стоит размениваться на поиски каких-то мальчиков, с которыми можно проводить время. Для этого существуют подружки. Можно также с девочками сходить и в кино, и куда– то поехать за границу отдохнуть. Можно сходить в стрип-бар какой-нибудь мужской, если хочется поглазеть на мужское тело. Я не думаю, что у нас существует много женщин реально нимфоманок, которым очень нужен секс…

Бабицкий:

– Сейчас к нам приехала наша гостья – Варвара краса, длинная коса, прекрасная, ослепительная танцовщица из клуба Dolls. Мы позвали ее сюда для того, чтобы поговорить вот о чем. Мы говорили в первом часе нашей программы о том, что мужчины озверели, звонят и говорят, что женщины стали легкодоступными, принципиально развратными… типа, женщины виноваты в том, что мужчины становятся полигамными, заводят кучу любовниц и т.д. и т.п.

Варвара:

– Мое мнение, наверное, такое, что это все-таки с давних времен пошло. Как у мужчин, так и у женщин всегда была полигамия. Моногамные отношения возникли совершенно недавно, когда у нас царский устой был.

Бабицкий:

– Ну, не знаю, я помню, во времена Мамаева нашествия тоже там как-то не все было так уж моногамно. Девочек-то прятали в погребах.

Токарева:

– У мусульман вообще исторически обоснованная ситуация – они очень часто совершали набеги и у них просто очень много мужчин погибали в войнах, поэтому у них официально разрешено многоженство.

Бабицкий:

– Мы сейчас говорим про мужчин и женщин. Мы не говорим о традициях, мы не говорим о морали. Но, допустим, в стриптиз клубы приходят мужчины, явно обеспеченные. Видят огромное количество красивых девушек и наверняка у них в голове появляются какие-то мысли – типа, хорошо бы на этой жениться, например, или просто куда-нибудь пригласить. Вот танцовщицы стриптиза соглашаются куда-нибудь сходить потанцевать?

Варвара:

– У нас в клубе вообще запрещено встречаться с гостями, но находятся состоятельные умельцы, которые завоевывают сердца… То есть, это не женская вина, что мы стали доступными, это мужчины нас разбаловали, сподвигли к этому.

Токарева:

– В стрип-бары часто ли приходят молодые люди со своими спутницами? И как реагирует девушка на то, что ее парень находится в этом заведении и смотрит на девушек почти голых?

Варвара:

– Девушки, конечно, ревностно относятся.

Бабицкий:

– А зачем они вообще приходят туда?

Варвара:

– Ну, если бы они пришли в какое-нибудь другое заведение, а не в Dolls, совершенно другое мнение сложилось бы у тех же девушек, потому что у нас довольно консервативное заведение.

Бабицкий:

– Ну, если о стрип-клубе можно сказать слово «консервативный», то, наверное, да…

Варвара:

– Есть стрип-клубы, где девушки считаются там не стриптизершами, как у нас просто в народе говорят, а у нас – танцовщица эротического жанра…

Бабицкий:

– В чем разница между стриптизершами и танцовщицами эротического жанра?

Варвара:

– Я думаю, что немножко разное поведение у женщин данной профессии. Потому что стриптизершами принято считать девушек, которые работают в домах с публичным уклоном. У нас такого нет. У нас настроено все на шоу-программу. Знаете, вот есть Крэйзи хорс, Мулен руж – и Dolls это воплощение в России данных клубов.

Токарева:

– То есть, это искусство?

Варвара:

– Да, к нам приходят с девушками показать, что стриптиз это не так ужасно, это не разврат. К нам приходят с женщинами неоднократно, они потом приходят постоянно, даже жены их тащат, говорят, пойдемте вот в это заведение…

Бабицкий:

– Хорошо, надо ли женщинам – подругам, женам – учиться перенимать какие-то приемы, танцевать стриптиз, чтобы в домашних условиях удерживать своего супруга, чтобы он перестал ходить по ночным клубам и всяким прочим злачным заведениям?

Варвара:

– Шест довольно сложно установить в квартире.

Бабицкий:

– При чем тут шест?

Варвара:

– Нет, это же не просто вот пришел, подошел к шесту, запрыгнул на него и начал выполнять какие-то пируэты. Естественно, мужчине интересно посмотреть на акробатику, а стриптиз это что? Это когда девушка красиво обнажается, умеет красиво раздеться, подать себя. Женщины, которые к нам приходят, смотрят, обучаются и исполняют, видимо, дома у себя...

Токарева:

– Мужчины какой возрастной категории приходят к вам?

Варвара:

– Совершенно разные. И от 18 лет… И вот я знаю, что до 72…

Токарева:

– Постоянные клиенты?

Варвара:

– У нас очень много людей.

Токарева:

– Есть какие-то любимчики?

Варвара:

– У нас много таких. У нас заведение достойное. В плане того, что мы принимаем гостей, которым не стыдно прийти. И если вдруг они там встретят знакомого, им будет не стыдно сказать, что да, мы были в Dollsе.

Бабицкий:

– Но мы же помним все прекрасно фильм с Дэми Мур, мы помним, что маньяки существуют разные… вроде он респектабельный, деньги у него есть, а на самом деле…

Варвара:

– Поэтому мы вне клуба ни с кем не встречаемся… А к нам они приходят все позитивные, все хорошие, стараются казаться милыми и добрыми. Как бы мы их знаем только с хорошей стороны, потому что они как бы позиционируют себя совершенно иными людьми.

Токарева:

– Встречаются ли мужчины, которые ведут себя не самым хорошим образом? Начинают приставать, прыгать на сцену?

Варвара:

– Они у нас не задерживаются.

Бабицкий:

– А я тебе секрет открою. Я был в этом клубе, там очень суровые охранники… Но это полезно. У меня другой вопрос. Вот стриптиз обязательно танцуется под клубную музыку или по сути под любую абсолютно песню?

Варвара:

– У нас приходят люди разного возраста и у всех есть какие-то композиции из молодости, если это взрослый человек – и ему хочется слушать музыку и видеть рядом с собой танцующую девушку именно под свою музыку.

Токарева:

– «Золотое кольцо» когда-нибудь ставили?

Варвара:

– Да.

Токарева:

– Правда?

Варвара:

– Ставили. И «В траве сидел кузнечик» тоже ставили. Но это своего рода шутки, конечно.

Бабицкий:

– Как вы можете в этот момент не рассмеяться?

Токарева:

– Это профессионализм уже, наверное.

Варвара:

– Да, у нас же девочки еще с актерским мастерством. У нас некоторые просто обыгрывают то же «Золотое кольцо», у нас кокошники есть. Мы выходим все не просто в халатах народных, а у нас есть красивое белье…

Токарева:

– Я далека от стриптиза, но вот в стрипах тяжело танцевать? Кто не знает, это гигантские 20-сантиметровые каблуки и платформа.

Варвара:

– Мы от этого давно уже ушли. У нас сейчас эстетика. У нас девочки танцуют в красивой обуви. Могут позволить себе хорошую обувь…

Бабицкий:

– Вот если у женщины есть разные мужчины для разных целей – один для того, чтобы помогать материально, другой для того, чтобы дарить ему запонки на день рождения, третий для того, чтобы сексом с ним заниматься…

Варвара:

– Вы абсолютно правы. Мне кажется, у большинства женщин есть категория мужчин. Если женщина свободна, у нее есть с кем в кино сходить, друзья какие-то, допустим. А есть мужчины, которые просто любят дарить подарки… А есть такие мужчины, с которыми просто хорошо в компании находиться. Приятно общаться с красивыми людьми – почему нет?

Токарева:

– А часто ли красивые люди – геи?

Бабицкий:

– Ну, это-то здесь при чем? Мадонна уже простила Элтона Джона, уже больше они не ссорятся, они опять друзья…

Варвара:

– Не думаю.

Бабицкий:

– Варвара думает, что геи все страшные. И правильно думает! Хорошо, идем дальше. Вот в той позиции, которую мы сейчас описали, когда у женщины много поклонников, как раз и есть тот затаенный смысл упрека со стороны мужчин, что вот вы же позволяете вокруг себя виться многим поклонникам, почему вы нам отказываете в возможности, чтобы у нас было много любовниц? Почему вы нас ревнуете, а сами говорите, что ничего такого, он просто мой друг и я хожу с ним на выставки.

Варвара:

– Есть разница большая между мужчина ми и женщинами в этом плане. Женщина, когда заводит себе много поклонников, заводит их только потому, что один не может дать ей всего того, что она хочет получить от одного.

Токарева:

– Идеального мужчины, получается, не существует?

Варвара:

– Вот есть же богатые люди, да, они много работают, у них мало времени на женщину, а ей хочется сходить в кино, по магазинам. И не обязательно это делать с подругой – хочется мужского внимания. А если мужчина постоянно на работе, то что ей делать?

Бабицкий:

– В те самые царские времена, когда мораль была на высоте, как нам говорили, купцы первой гильдии, которые много времени проводили в лавке, для своих жен нанимали юных студентов, чтобы ходили с ними на балы, во всякие ассамблеи и на ярмарки… Было такое… А вот когда девушки занимаются тем же самым, на них смотрят почему-то плохо и говорят, что альфонсы – это хорошо, а эскорт – это плохо. Почему у нас такие двойные стандарты? Я знаю почему. Потому что мужчина король мира и хозяин жизни. Вот…

Вот нам смс пришло. Марфа пишет о том, что для того, чтобы разницу понять между полигамными и моногамными женщинами, есть пластиковая посуда, а есть богемный хрусталь и тонкий фарфор. Отношение к ним разное. Одно берегут, а другое – расходный материал.

Варвара:

– Глубоко!

Бабицкий:

– Не любят вас женщины. Не любят тех, кто является танцовщицами эротического жанра. Наверное, завидуют.

Варвара:

– Отчасти, я думаю…

Токарева:

– Можно ли ревновать своего мужа или парня, который ходит в стрип-бары, если он, конечно, признается в этом?

Бабицкий:

– Ну, кто в этом признается?

Варвара:

– Это зависит от женщины. Если она ревнива, если у нее слишком завышенное самолюбие, то лучше ее оберечь от этой информации. Пусть лучше не знает. А если она понятливая – пожалуйста, развлекайся, только приди домой вовремя – почему бы и нет?

Бабицкий:

– В этом есть философия, которая мне пока непонятна. Если мужчина идет в стриптиз и идет туда во второй раз, когда он точно знает, что ему не дадут ничего потрогать руками, что продолжение банкета даже за любые деньги маловероятно, но он все равно идет на стриптиз, значит, он не хочет изменять своей женщине. Потому что, если он хочет изменять своей женщине, он пойдет по известным адресам, которые можно найти в интернете и там у него будет все, и за меньшие деньги…

Варвара:

– Дело в том, что, если мужчина идет в стриптиз-клуб, он идет за чем? Повеселиться. Большая масса красивых девушек, общение… Если он идет на дискотеку куда-нибудь… Если бы я была на месте девушки, которая отправляла бы своего мужчину – в стриптиз-клуб или на дискотеку, или в дома какие-нибудь, я отправила бы лучше в стриптиз-клуб, потому что я точно знаю, что там девушки повеселят, развлекут – и все.

Бабицкий:

– Не верят вам люди. Вот жены пишут, что никогда не отпущу никуда… потому что все равно разврат… На самом деле, если смотреть правде в глаза, тут, наверное, не в разврате дело. Почему в стриптиз-клубах так дорого все? Если сравнивать цены в лучших стриптиз-клубах Амстердама, допустим, и в Москве, то в Москве-то подороже будет. Почему?

Токарева:

– Ну, это так же, как и в магазинах продуктовых. Хочешь – иди в дешевый, а хочешь – в дорогой.

Варвара:

– Ну, я соглашусь, конечно. Как вот рестораны. Есть общепит, а есть рестораны с высокой кухней. Вам куда приятнее идти?

Звонок от Яны:

– Добрый вечер. У меня вопрос к вашей гостье. Варвару очень приятно слушать… и сразу такое позитивное отношение ко всем танцовщицам эротического жанра. Я вот воспринимаю это как эстетически красивый танец, но я хотела бы спросить – сталкивалась ли она в своей работе с таким понятием, как консумация? Мне просто интересно – это часть работы, это делается без эмоций?

Варвара:

– Дело в том, что, к нам девушки приходят работать, потому, что они любят танцевать. Насильно никого не заставишь. А если ты танцуешь шоу – то тебе еще больше нравится – нужно понимать это. А если девушка профессионально танцует, то, наверное, это ее хобби жизненное какое-то. А что касается консумации, то, мне кажется, что есть такое понятие, что консумация – это когда девушки получают процент, допустим, с напитков, с меню, еще с чего-то. У нас в заведении этого нет. У нас ни консумации нет, ни какого-то крэйзи-меню.

Бабицкий:

– То есть, если вас вдруг угощают шампанским, то вам это просто приятно?

Варвара:

– Да. У нас девушки многие не пьют абсолютно.

Токарева:

– А вообще разрешается употреблять алкоголь?

Варвара:

– Конечно. Если вас угощают и вы не против, конечно, можно. Мы же веселимся, мы же танцуем, мы же куражимся, почему нет?

Бабицкий:

– Вот сейчас смс-ки начали приходить – «кризис в мире, в Греции вообще шок, а они куражатся»… Ну что ж, давайте еще звонок послушаем. Сергей к нам дозвонился.

Сергей:

– Здравствуйте. Я, конечно, сторонник моногамии. Как и все нормальные люди, я считаю, что все-таки надо одной парой. Даже в природе вот волчица живет с одним волком. Лосиха с одним лосем…

Бабицкий:

– Давайте кошек вспомним еще, да… Ой, что с кошками по весне происходит!

Сергей:

– Дело не в этом. Я считаю, что то, что сейчас творится, – это наш больной социум. Не было раньше такого в советское время. Всегда была девичья честь, всегда было девушке стеснительно раздеваться перед чужими мужиками. А сейчас это стало доступно. Я считаю, что этого не должно быть. Женщина – она хранительница очага и каждый мужчина хочет видеть ее именно хранительницей очага.

Бабицкий:

– Сергей, понятен ваш посыл. Но я хочу спросить тогда – Варвара, а как насчет хранительницы очага? Есть ли какие-то мысли, попытки строить совместную жизнь?

Варвара:

– Я думаю, что стриптиз – это до тех пор, пока не появятся отношения. Потому что когда девушка замужем или в отношениях, я думаю, что стриптизом любой мужчина не позволит заниматься. А вообще это искусство перво-наперво. И к этому нельзя относиться как к какому-то разврату…

Бабицкий:

– Нет, можно… Вот Сергей сказал…

Варвара:

– Сергей сказал – посмотрите на животных, они все по паре. Я хочу оспорить это. Вот те же птицы вьют гнезда… но на самом деле птенцы от других родителей. Почему-то учеными даже установлено, что везде все животные как бы… ну, это не к теме относится…

Токарева:

– Кто последний – тот и папа.

Варвара:

– Да.

Бабицкий:

– Я думаю, что то, что касается биологии, то тут мы попадем. Потому что сейчас позвонит какой-нибудь кандидат биологических наук и про птиц нам расскажет…

Варвара:

– Стриптиз – это искусство, это представление. Я согласна с тем, что женское тело восхитительно и на него смотреть хочется не только мужчинам, но и женщинам. А женщинам это еще и полезно. То есть, если женщина видит другую женщину на сцене, то она может задуматься – ой, а пойду-ка я тоже приведу себя в порядок…

Токарева:

– А, может, она, наоборот, закомплексует?

Варвара:

– Нет, чаще происходит по-другому…

Бабицкий:

– А вас всех выбирают по какому-то определенному типажу?

Варвара:

– Раньше у нас был жесткий контроль над этим. То есть, у нас не брали танцовщиц из других заведений, да и сейчас как бы стараются тоже этого не делать, если это не профессиональная танцовщица, артистка там шоу-балета. Обязательно должны были быть какие-то параметры…

Токарева:

– Чтобы большая грудь была?

Варвара:

– Не обязательно… Некоторым нравится смотреть на молодых девушек, у которых еще грудь не сформировалась особо… Ну, я имею в виду все-таки женщин модельной внешности.

Бабицкий:

– Скажите, а вот самый первый выход на сцену? Может, даже не к шесту, может, не настолько откровенное… но как вот это все переживается?

Варвара:

– Первое время очень тяжело. Когда ты еще не раздевалась ни перед кем и не танцевала, конечно, было страшно, неудобно – казалось, боже, что я делаю? Но – ничего!

Бабицкий:

– Что помогло в этих вопросах?

Варвара:

– Я смотрела на девушек, которые находятся рядом со мной и я видела, насколько они умеют подать свое тело, насколько они любят себя. Когда ты стесняешься чего-то, тебе стыдно раздеться. Когда ты считаешь, что ты прекрасна и тело у тебя восхитительно, почему нет? Почему не показать его? Ведь это же эстетически красиво.

Бабицкий:

– Варвара, можно прямо? Вот ты же занимаешься сексом иногда?

Варвара:

– Без комментариев.

Бабицкий:

– Нет, вот в отношениях с тем человеком, с кем это происходит, применяются какие-то особые технологии, отработанные на сцене? Или же там отключается мозг, отключается профессионализм и все – как пойдет?

Варвара:

– На работе – это на работе. А дома я совершенно другой человек. Это никак не связано. То же самое, что есть актрисы, которые выступают в театре, там они играют одну роль, а в жизни он и совершенно другие. То же самое происходит и у нас.

Бабицкий:

– А борщ и пельмешки?

Варвара:

– И борщ, и пельмешки, и голубцы…

Токарева:

– И все-таки, вот если появится мужчина-идеал и он скажет – нет, не надо стриптиза, давай будешь жить со мной, готовить борщи, пельмешки, но не ходи на сцену. Готова ли ты оставить работу?

Варвара:

– Я-то готова. Но просто мне попадаются другие мужчины, которые говорят – никаких борщей, никаких пельменей. Чтобы моя женщина готовила? Да никогда!

Токарева:

– А мужчины гордятся девушкой-танцовщицей?

Варвара:

– Да. Мне кажется, как это раньше было. У меня девушка – модель…

Бабицкий:

– Вот Николай нам задает вопрос – а каков процент среди посетительниц и танцовщиц клуба Dolls – сколько выходят замуж удачно из ваших девушек? Каждая третья, каждая пятая?

Варвара:

– У нас выходят девушки замуж.

Бабицкий:

– Именно за посетителей?

Варвара:

– Бывает и такое.

Бабицкий:

– Хорошо. У нас в первой половине передачи был мужчина-ловелас, он говорил о том, что проходит какой-то момент и начинаешь уставать просто от постоянного внимания, что вот девушки ходят вокруг тебя толпами, дают свои телефоны… Вот такой момент усталости, когда хочется от всех закрыться, спрятаться и смотреть футбол по телевизору многократно… У вас, танцовщиц эротического жанра, бывают какие-то моменты, что вот вы берете отпуск на неделю, когда хочется побыть одной… И как вы оттягиваетесь на досуге, когда нужно забыть про внимание мужчин?

Варвара:

– У нас внимание мужчин относится как к работе…

Бабицкий:

– Оно не бывает навязчивым?

Варвара:

– Бывает. Ну а без него как же? Но мне, например, не хотелось бы избавляться от этого внимания… Я без общения могу выдержать максимум день.

Токарева:

– Ну а как можно общаться с посетителями стрип-бара, когда ты танцуешь? Во время танца?

Варвара:

– У нас есть шоу-программа и как бы так же у нас девушки могут спускаться в зал и общаться с гостями. То есть, мы можем пообщаться с ними, поговорить… Но мы не пытаемся увести мужа из семьи, ни в коем случае, наоборот, мы пытаемся как-то понять человека, что-то сделать для него хорошее.

Бабицкий:

– Я считаю, что мужчина, который идет в стрип-клуб, он не собирается изменять жене, он хочет просто переключиться на красоту других женщин. Вот давайте это примем за рабочую гипотезу. Ирина спрашивает – что важнее для сохранения хорошего тела: диета или фитнес?

Варвара:

– Все вместе.

Бабицкий:

– Нет, имеется в виду, что все-таки отказываемся от еды или больше времени в спортзале гробимся? Я так понимаю, что отказываться от еды никому не хочется.

Варвара:

– Правильное питание, спортзал.

Бабицкий:

– Сколько часов на это уходит? В неделю, например? Вообще на все.

Варвара:

– Вся жизнь – это создание нашего красивого тела. Мне кажется, девушка с 18 лет начинает понимать, что, если она хочет выглядеть хорошо, она будет сохранять свою фигуру до конца.

Токарева:

– В каком возрасте в среднем девушка уходит из стриптиза?

Варвара:

– У нас в основном, мне кажется, до 30.

Бабицкий:

– Как интересно все совпадает. В 30 лет мужчины вешают на гвоздь… в общем, уходят из большого секса – надоело, устали. И женщины после 30 тоже идут куда-то в тихие гавани. То есть, по сути, всем нашим слушателям и слушательницам нужно переждать вот этот страшный период с 20 до 30, когда происходит большое количество полигамии всяческой.

Варвара:

– Но мы-то совмещаем полезное с приятным, поэтому…

Бабицкий:

– Варваре наши слушатели желают хорошей любви. И вот еще хочу спросить – а есть ли какие-то профессиональные достижения, высоты, ну, там гран-при, какие-то чемпионаты, вот что-то, что хотелось бы выиграть? Не просто вот танцовщица, а лучшая танцовщица Москвы, к примеру?

Варвара:

– У меня такой цели никогда не было, а вообще в нашем клубе девушки постоянно соревнуются, у нас проходят постоянно конкурсы. Вот вчера был конкурс, девочка наша заняла второе место. Обычно занимаются первые места всегда…

Бабицкий:

– Хочется пожелать тогда на прощание не только большой любви, а хочется пожелать еще и творческих успехов!

 <<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Читайте также:

8_Школа раннего развития речи

27.1.2012
Журнал «Аистенок», 2002, №12 Школа раннего развития речи. Урок восьмой. Учеными установлено, что в 4-6 месяцев ребенок усваивает интонацию, в 6-12 ритм, а после года (иногда чуть раньше)...

Может ли повредить раннее развитие речи?

8.3.2012
Журнал «АИСТЕНОК», 2004, 10 Где нас подстерегают опасности или Может ли повредить раннее развитие речи? Все без исключения родители хотят, чтобы их ребенок как можно раньше и как можно...

Ошибки воспитания

18.1.2013
Ошибки воспитания (Детская психология) В одном из разговоров с подругой услышала от нее наполненные горечью слова:- «Ну, вот в кого он такой? Мы с мужем всего сами добились, а он (сын) такое несамостоятельный,...
 
Семейный журнал «Аистенок»
© 2008-2017